Мемориальный кабинет Сергея Эйзенштейна лишился жилплощади

Мемориальный кабинет на Смоленской. Фото: архив Мемориального кабинета

Организован научно-мемориальный кабинет был правлением Союза кинематографистов СССР после смерти вдовы режиссера Перы Аташевой. Она завещала государству все унаследованное ей имущество. Мемориальный кабинет существовал в ее двухкомнатной квартире на Смоленской улице, дом 10, с сентября 1965 года. Богатый архив рукописей, фотографий, рисунков и документов был передан в Центральный госархив литературы и искусства. А библиотека Эйзенштейна, насчитывающая пять тысяч изданий на пяти языках с автографами великого режиссера, его вещи хранились на Смоленской.

Европейская киноакадемия в 2015 году присвоила кабинету на Смоленской статус «сокровища европейского кино» наряду с домами братьев Люмьер в Лионе, Ингмара Бергмана на острове Фарё, Тонино Гуэрры в Пенабилли, Потемкинской лестницей в Одессе. Выдающиеся режиссеры от Джармена до Гринуэя, приезжая в Москву, непременно шли на Смоленскую. Но пока культурный мир молится на Эйзенштейна, постоянно организовывая его ретроспективы, изучая покадрово «Броненосец «Потемкин» и «Ивана Грозного», места, связанные с киногением, искореняются. Мосфильмовский дом на Потылихе, где он жил с 1935 по 1948 год, снесен в 1950‑х. Коммуналка на Чистопрудном бульваре, где Эйзенштейн жил в 1920‑е годы, продана коммерческому банку. Ходатайства комиссии по наследию Эйзенштейна по ее расселению и созданию там музея не увенчались успехом. Оставалась Смоленка, входившая в состав Центрального музея кино с 1989 года.

Теперь экспонаты разместят в небольшом помещении. Выставить их в полном объеме не удастся. Никита Михалков все не может выйти из состояния войны. Любое упоминание о разоренном им Музее кино во главе с Наумом Клейманом вызывает раздражение. На недавнем съезде кинематографистов он опять ругал зарубежных кинематографистов, мировые фестивали, вручающие Клейману награды. А он-то предлагал ему переехать с музеем на киностудию Горького, но Клейману, видишь ли, было далеко. Сергею Герасимову и другим мастерам было недалеко ездить на киностудию, а Клейману далеко. Теперь сослан и Эйзенштейн туда, где с трудом обживается новый музей кино, оторванный от культурного контекста.

Источник

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: