Удар по UC Rusal: сколько потеряла компания от новых санкций США

Олег Дерипаска (в центре)

(Фото: Владислав Лоншаков / «Коммерсантъ»)

Алюминиевая распродажа

Первый торговый день после публикации США санкционного списка SDN (Specially Designated Nationals List — список граждан особых категорий и запрещенных лиц) начался с мощной распродажи инвесторами бумаг UC Rusal и En+ Олега Дерипаски, утянувших за собой вниз весь российский фондовый рынок. Бумаги UC Rusal в Гонконге рухнули более чем на 50%, торги бумагами En+ в Лондоне были остановлены до открытия торгов в понедельник.

На бирже в Москве алюминиевая компания подешевела на 20%, En+ — на 16%. Олег Дерипаска потерял за день $1,6 млрд, его состояние снизилось до $3,7 млрд, согласно расчетам Forbes.​

Российские фондовые индексы обвалились на 8–11% по состоянию на 18:45 мск. UC Rusal предупредила инвесторов о возможных технических дефолтах, а трейдеров попросила «немедленно приостановить платежи» по расчетам за алюминий. Цены на алюминий на ожидании дефицита выросли на Лондонской бирже металлов на 4%, до $2124 за тонну. En+ потеряла двух директоров: совет компании покинули Доминик Фрэс, директор французского банка Natixis по глобальной энергии и сырьевым товарам, и Гуан Мин Чжао, главный исполнительный директор AnAn International (структура китайской группы CEFC).

Облако «токсичности»: какие скрытые последствия есть у новых санкций

Экономика

Российское правительство думает, как помочь попавшим под санкции структурам, — соответствующее поручение в понедельник, 9 апреля, дал премьер Дмитрий Медведев.

Плохо то, что новые санкции задевают компании, формально под санкции не попавшие, говорит начальник управления торговых операций на российском фондовом рынке ИК «Фридом Финанс» Георгий Ващенко. Например, «Норильский никель», в совет директоров которого хочет войти Олег Дерипаска, — акции этой компании упали на 12% в отсутствие фундаментального негатива, резюмирует он.

«Запад просто так списки не составляет, это четкий сигнал для всех. И самое главное, Запад никуда не спешит, такие решения можно растянуть на годы, медленно лишать подпитки любой российский бизнес», — сказал РБК директор по инвестициям TKC Partners Андрей Третельников. Выбор UC Rusal одной из первых жертв — это стратегическое решение; долг компании ($7,6 млрд — на конец 2017 года) вкупе с возможным витком снижения цен на мировом рынке алюминия — идеальная точка удара, добавил он.

«У нас все непросто. Работы много, в сложившейся ситуации компания рассматривает в зависимости от развития событий различные варианты действий в интересах бизнеса, акционеров и инвесторов, а также партнеров, с которыми компания находится в постоянном контакте. Менеджмент работает над минимизацией возможных рисков. Сложно, но мы прорвемся», — сообщил UC Rusal на своей странице в Facebook (после публикации материала сообщение компании в соцсети оказалось недоступно).

Фото: Донат Сорокин / ТАСС

Потенциальные потери

Президент США Дональд Трамп подписал закон о новых санкциях против России в августе 2017 года. У российских компаний было более полугода на подготовку к санкциям, уход от расчетов в долларах, и почему они это не сделали — непонятно, отметил в разговоре с РБК гендиректор УК «Спутник» Александр Лосев. По его оценке, теперь UC Rusal станет затратнее продавать алюминий — придется делать это через цепочку посредников и с учетом валютных конвертаций. Кроме того, по его мнению, стоимость обслуживания долга может возрасти — даже в том случае, если российские госбанки перекупят доли американских банков из синдиката на выгодных для себя условиях, потому что может возникнуть необходимость делать валютно-процентные свопы. Новые заимствования для компании также подорожают, отметил Лосев.

Российские госбанки рискуют сами попасть под санкции США, если начнут помогать UC Rusal, предупреждает глава аналитического подразделения БКС Кирилл Чуйко.

От Акимова до Школова: все фигуранты санкционного списка Минфина США

Еще 20 фото

Фотогалерея

Bloomberg в понедельник, 9 апреля, перестал выставлять котировки по евробондам UC Rusal. В терминале под тикером UC Rusal указано, что объект находится под санкциями США. У UC Rusal три выпуска долларовых евробондов на общую сумму $1,6 млрд с погашением в 2022–2023 годах. В депозитарно-клиринговых системах Euroclear и Clearstream заявили, что анализируют ситуацию с новыми санкциями.

Возможно, UC Rusal придется закрыть некоторые подразделения в Европе или продать часть активов, но в России бизнес компании не пострадает, полагает Георгий Ващенко. Из совета директоров компании могут уйти два человека с американскими паспортами — Даниэль Лезин Вольф и Филип Лэйдер. Один из директоров UC Rusal сообщил РБК, что сейчас консультируется со своими юристами о дальнейших действиях.

Компания, скорее всего, лишится крупного покупателя алюминия в России — Самарского металлургического завода, принадлежащего «Арконик СМЗ», «дочке» американской Arconic, считает директор группы корпоративных рейтингов АКРА Максим Худалов. Завод ​покупал около 200 тыс. т алюминия в год. Вместо UC Rusal эти объемы завод может приобретать у казахстанской ERG или у таджикистанской Talco, добавляет Худалов. Представитель «Арконик СМЗ» не ответил на запрос РБК.

Беспрецедентные санкции: что грозит российским миллиардерам и их бизнесам

Экономика

Государство, по мнению Худалова, может поддержать UC Rusal введением импортных пошлин на алюминий и созданием резервного фонда для закупок этого металла.

UC Rusal может потерять и партнеров, говорят эксперты. Среди них Лен Блаватник, партнер по Sual Partners Виктора Вексельберга (который также попал в апрельский список SDN), — Блаватнику как гражданину США нужно продать свою долю в течение двух месяцев, сказал управляющий партнер адвокатского бюро «Юшин и партнеры» Анатолий Юшин. В компании Блаватника Access Industries не ответили на запрос РБК.

Угроза попасть под вторичные санкции (за «значительные» сделки с компаниями из списка SDN неамериканские компании и банки могут стать объектом вторичных санкций США или быть оштрафованы) появилась и у трейдера Glencore, владеющего 8,75% UC Rusal и являющегося крупнейшим потребителем ее алюминия, пишет Bloomberg. В 2017 году трейдер закупил его у UC Rusal на $2,4 млрд.

Однако Юшин напоминает, что Glencore, во-первых, швейцарская компания, а Швейцария традиционно придерживается нейтралитета и не присоединяется к санкциям США и ЕС — она игнорировала первую волну «крымских» и «украинских» санкций. Во-вторых, сама компания также традиционно работает в «зонах риска» — например, она долгое время торговала иранской нефтью, проводила сделки с Ливией в период правления Муаммара Каддафи, Кубой и другими одиозными режимами. К тому же партнерство с UC Rusal — один из стратегических и наиболее прибыльных проектов Glencore, резюмирует юрист.

Представитель Glencore не ответил на запрос РБК.

Автор:
Светлана Бурмистрова.

Источник

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: